Турнирное состязание «Меценат»

Лучшие онлайн казино с лицензией за 2020 год:
  • Казино РОКС
    Казино РОКС

    Лучшее казино по отдаче денег и бонусам!

  • Казино ФРЭШ
    Казино ФРЭШ

    Огромные бонусы и быстрый вывод выигрышей!

  • Казино СОЛ
    Казино СОЛ

    Бонус за регистрацию 30 000 руб, за каждое пополнение до 100 000!

  • Казино Пинап
    Казино Пинап

    Приятный интерфейс и мгновенные выплаты на карту!

Искусствоед.ру – Образовательный и культурно-просветительский сетевой ресурс об искусстве и культуре

Искусство — в массы.
Main Menu
  • Home
  • История искусствXIV век
  • Жан Беррийский как коллекционер и меценат

Жан Беррийский как коллекционер и меценат

У нас есть план:

  • Эстетические приоритеты французского королевского двора эпохи Столетней войны
  • Покровительство развитию книжной миниатюры и создание книжных коллекций
  • Заказ предметов ДПИ и шпалер, их место в музеях мира

Ты помнишь, как всё начиналось

В 1328 году последний король капетингской династии Карл IV Красивый умер, не оставив мужского потомства, и, по праву ближайшего родства, на троне оказался двоюродный брат покойного Филипп Валуа, ставший королём Франции Филиппом VI. Подобное не пришлось по вкусу английскому королю Эдуарду, самому притязавшему на французский престол по равному с двоюродным братом Карла Красивого праву — по женской линии (его матерью была сестра Карла — Изабелла). Соперничество королей а также неудовлетворённые территориальные притязания англичан привели к началу войны, которую историки позднее назовут Столетней (1337—1453 годы)

Не подготовленная к войне держава Филиппа терпела одно поражение за другим, ситуация осложнялась ещё и тем, что новый король чувствовал себя на троне не слишком прочно, у него был только один сын, случись таковому умереть, Франция могла быть ввергнута в хаос. Королю спешно требовались внуки, потому принц Иоанн в 13 лет был объявлен совершеннолетним, наделён титулом герцога Нормандского, и отец принялся подыскивать ему невесту. Граф Люксембургский Иоанн предложил Филиппу выбрать из двух своих дочерей, и тот незамедлительно остановился на старшей, Гуте (во Франции её имя перевели, и превратили в Бонну), которой в то время было 17 лет. Его надежды не были обмануты, герцогиня Нормандская за 11 лет родила девять принцев и принцесс, обеспечив таким образом будущее французского королевского дома.

Жан Беррийский был третьим сыном в семье, родившись 30 ноября 1340 года, в день Святого Андрея, и был

крещён как и его старший брат Карл в церкви Сен-Пьер де Монтрёй. Восприемником от купели был граф Жан д’Арманьяк, в честь которого (а также в честь Святого Иоанна Крестителя) новорожденный получил своё имя. Всю свою дальнейшую жизнь герцог Беррийский с особым почтением относился к двум «своим» святым — в Великолепном Часослове даже сохранилось его изображение в молитвенной позе, между Св. Андреем и Св. Иоанном. Также он неизменно оказывал почести мощам Св. Андрея, если бывал в городах, где они хранились, — в Бурже, Брюгге и т. д. Кормилицей новорожденного стала Жиль (или Жильон) де Комон, супруга рыцаря Жоффруа де Жермоля. Глубоко преданная своему воспитаннику, она оставалась подле него вплоть до своей смерти в 1400 году, в возрасте около 80 лет, в то время как её муж исполнял обязанность мэтр д’отеля герцогского дворца.

О ростках (об эстетических предпочтениях)

Первые ростки светского собирательства проявились во 2-й половине XIV века при Карле V. Этот период стал временем затишья в Столетней войне. Для демонстрации усиления королевской власти Карл V развернул работу по реконструкции резиденции, уделяя внимание внутреннему убранству.

В этот период сложилось несколько очагов культуры; при королевском дворе, папском дворе в Авиньоне, при дворах герцогов Анжуйского и Бургундского; наивысший же расцвет был достигнут при Жане Беррийском.

В то время зародилась традиция сбора книг французскими монархами. Как отмечал Ж. Гигар, «Любовь к книгам всегда была достоянием королей Франции: каждый из них составлял коллекции, значительные для своего времени.»

Ж.Гигар выделил четыре типа коллекционеров книг: первый — французский двор и Карл V, при котором была создана обширная коллекция книг для изучения. К 1380 г., когда была первая перепись книг, коллекция состояла более чем из 900 томов. Кроме того, при королевском дворе сложился кружок знатоков, членами которого были П.Берсюир и т.д.

Герцог же Беррийский собрал значительную коллекцию книг. Он их покупал, получал в подарок, но чаще

Жакмар де Эсден. Прекраснейший Часослов герцога Беррийского. Tres Bellers Heures ок. 1402 Королевская библиотека в Брюсселе

Рейтинг онлайн казино на русском языке:
  • Казино РОКС
    Казино РОКС

    Лучшее казино по отдаче денег и бонусам!

  • Казино ФРЭШ
    Казино ФРЭШ

    Огромные бонусы и быстрый вывод выигрышей!

  • Казино СОЛ
    Казино СОЛ

    Бонус за регистрацию 30 000 руб, за каждое пополнение до 100 000!

  • Казино Пинап
    Казино Пинап

    Приятный интерфейс и мгновенные выплаты на карту!

всего заказывал. Начал он собирать свою библиотеку в 1371 году с покупки 4 романов. В результате у него было около 300 рукописных книг. Хранителем его коллекции был П. де Вероне (Пьер Веронский). Особую гордость библиотеки составляли часословы, для оформления которых он приглашал лучших иллюстраторов Франции.

Помимо французских художников и архитекторов он пригласил к себе испанских керамистов и фламандских мастеров-ювелиров.

Помимо книг, Карл V и Жан Беррийский имели в коллекциях и другие предметы, проявляя интерес к дорогим и красивым вещам, а также к необычным, странным предметам, получившим название курьёзов. Ими были собраны предметы из драгоценных металлов, поступавшие из Рима и Константинополя, вышивки и шпалеры из Флоренции и Англии, ткани с Востока и Кипра и из Венеции, рога единорога, язык змеи и т.д.

Коллекция Ж.Беррийского носила переходный от средневекового к ренессансному характер. Переплеты многих его книг украшались драгоценными камнями, в его собраниях были «Рубин Македонского», «алмазы св. Людовика», перстни, флорентийские и английские вышивки, и яйца страуса.

Жан Беррийский — не только увлеченный собиратель роскошных книг и редкостных художественных предметов, но и предтеча тех, кто создавал барочные кунсткамеры; в его сокровищницах — рог единорога, зуб кита, кокосовые орехи, раковины 7 морей и обручальное кольцо св. Иосифа. Досужую забаву он превратил в искусство.

Коллекционер и меценат

Жан Французский, герцог Беррийский (1340 —1416) был личностью далеко не заурядной. Дип­ломат, полководец, государственный деятель, ме­ценат, он играл заметную роль в истории Франции той эпохи: все 76 лет его жизни приходятся на годы Столетней войны с Англией (1 3 3 7 — 1453). Сражения и заговоры, дипломатические миссии, годы плена, проведенные Жаном Беррийским в Англии (в качестве заложника за своего отца Иоанна Доброго), кровавая распря между двумя ветвями королевской семьи — Орлеанской и Бур­гундской (война Арманьяков и Бургиньонов), во время которой герцог потерял много близких и его собственная жизнь не раз висела на во­лоске, а многие его владения были разграблены и сожжены, частые эпидемии чумы, опустошавшие Европу, — все это воссоздает картину, далекую от мирного благоденствия, отнюдь не благоприятст­вующую увлечению искусством. Но действенная потребность прекрасного навсегда оставила имя Жана Беррийского в памяти человечества.

Герцог любил окружать себя красивыми и редкими ве­щами. Его инвентари изобилуют перечислениями удивительных по красоте и ценности рубинов, сапфиров, тончайших изделий ювелирного мастер­ства, драгоценных ковров и т. д.

Но самыми ценными и самыми любимыми среди всех этих сокровищ были манускрипты. С ненасытностью

Кубок святой Агнессы в Британском Музее

подлинной страсти герцог не только собирает и скупает рукописи, но и заказывает новые самым прославленным и одаренным художникам. Жан Беррийский, очевидно, обладал даром находить и привязывать к себе талантливых людей: среди его приближенных был известный писатель Жан Аррасский (по некоторым источникам — секретарь герцога), прославивший свое имя переработкой народных сказаний в «Роман о Мелузине» (около 1390), его библиотекарем и советником в делах искусства был миланский миниатюрист Пьер Ве­ронский. Известнейшие ювелиры, архитекторы и художники трудились при его дворе над созданием рукописей, возводили и украшали соборы и замки: среди них были Ги де Дамартен и его брат
Дре, Андре Боннёве, Жакмар Эсденский и, наконец, братья Лимбурги.

В инвентарях герцога значится большое количество великолепных манускриптов не только религиозного, но и светского содер­жания: 41 историческая хроника, 38 рыцарских романов, путешествие Марко Поло, географичес­кие карты, сочинения Аристотеля, Боккаччо, книги по астрономии, астрологии и т. д. Кроме того, 15 библий, 16 псалтырей, 18 требников, 6 миссалов и 15 часословов.

Мощи Святого Эпина (хранятся в Британском музее)

Именно последние составляют наиболее интересную и ценную часть библиотеки. Можно предположить, что Жан Бер­рийский предпочитал заказывать своим художни­кам именно часословы, поскольку они не входили в ранг церковных книг, не были канонизированы, и мастер чувствовал себя здесь свободнее, многое зависело от воли и вкуса самого заказчика.

Известны два часослова, выполненные братьями Лимбургами для герцога Беррийского. «Прекрасный часослов» и «Великолепный часослов». Первый был создан до 1413, так как он упоминается в инвентаре этого года, второй — до 1416, поскольку 15 июля 1416 года скончался герцог, а братья Лимбурги, как принято считать, умерли на несколько месяцев раньше него, то есть в феврале—марте этого года. В инвентаре 1416 года часослов значится как незаконченный.

Страстный собиратель и щедрый меценат, герцог в соответствии со своим социальным статусом и духом времени приобретал ювелирные изделия, драгоценные камни, роскошные ковры, дорогие ткани, золотую посуду, церковную утварь. Но при этом его гардеробная, в отличие от гардеробной брата, короля Карла V, была уже не собранием предметов роскоши, а помещением для коллекций тонкого знатока и любителя искусства.

Он целенаправленно искал и приобретал византийские вазы, античные и восточные камеи и медали, платил большие суммы за часословы-молитвенники с прекрасными миниатюрами, исполненными по его заказу выдающимися художниками. Около 1380 г. специально для герцога был изготовлен золотой кубок весом 1,93 кг, богато украшенный изображениями из разноцветной эмали, На его крышке и боковых сторонах художник представил сцены из жизни святой Агнессы, на ножке — символы евангелистов. Ныне это выдающееся произведение французского ювелирного искусства является одним из самых известных экспонатов Британского музея и носит название «Кубок французских и английских королей».

Круг интересов Жана Беррийского не ограничивался только произведениями искусства. Он с увлечением

Прекрасный часослов герцога Беррийского. н. XV в. Les Belles Heures Лист 30 Благовещение. Лимбурги. Метрополитен

собирал редкости природы, а в одном из замков создал галерею портретов знаменитых современников, мысль о создании которой во многом навеяли зарождавшиеся тогда гуманистические идеи Ренессанса.

Блестящий меценат, он имел очень большое количество произведений искусства, известных по нескольким инвентаризациям, начиная с 1401-1403, 1411 и до своей смерти в 1416 году. Это, в основном, драгоценные камни, медали и ювелирные изделия. Он получал множество подарков от близких людей, но он также делал пожертвования своему окружению.

Племянник герцога, король Карл VI, подарил ему драгоценные камни и рукописи. Королева Изабелла — хрустальные вазы и кубки. Чтобы завоевать расположение герцога, чиновники и придворные дарили ему подарки: Людовик де Сансер — дорогой бриллиант своей матери, маршал Бусико — реликвии из Константинополя и лечебные снадобья от отравлений. Мартен Гуж, епископ Шартра, подарил ему золотой стакан Людовика Святого.

Часто приближенные герцога собирали деньги на дорогие подарки. Так, секретари подарили ему чернильницу.

Герцог тоже дарил подарки — многих вещей из описи 1401 года нет в описи 1413 г. Он преподносил подарки королю, французским и иностранным принцам, церквям и дворцовым капеллам, жаловал служащим.

Ваза Фонтхилл, сделанная в Цзиндэчжэнь, Китай, один из самых ранних образцов китайского фарфора, известных в Европе, 1338 г Музей Виктории и Альберта

Большинство из этих работ исчезли. Среди редких произведений, известных по его коллекции, — мощи Святого Эпина (хранятся в Британском музее), кубок святой Агнессы в Британском Музее, который он преподнес племяннику Карла VI в 1391 году, «Крест клятвы», предложенный брату Филиппу (в сокровищнице замка Хофбург) или одна из самых древних китайских фарфоровых ваз, известных в Европе (Музей Виктории и Альберта).

Немногие сохранившиеся произведения искусства из его коллекции известны нам по инвентарям.

Самый ранний инвентарь — от 1401 года, был составлен казначеем Вильгельмом де Рюйи. В 1413 году герцог поручил новую инвентаризацию Робине д`Этампу. Третий инвентарь был составлен Жаном Лебурном уже после смерти герцога и содержал ссылки на происхождение каждой вещи и ряд сведений, бесценных для изучающих искусство XV века.

Их нравы

Первые уроки чтения и письма дала своему воспитаннику, вероятно, мадам Жилль, однако, как и полагалось в те времена, «дабы обучить принцев (то есть Жана и его младшего брата Филиппа) чтению часов» приглашён был капеллан по имени Ламбер де Соммевуар. Случилось это в 1352 году, когда Жану было 12 лет. По неизвестным причинам, его имя год спустя исчезает из дворцовых счетов, и учителем принцев становится Жан де Брей, по чьему приказу немедленно были закуплены книги, письменные приборы и «иные принадлежности» для продолжения обучения на сумму в 24 ливра золотом (сумма по тем временам очень немалая — для сравнения стоит напомнить, что члены Парижского парламента получали всего лишь 10 су в день). Возможно, именно в детстве был привит будущему герцогу вкус к чтению и собиранию книг. Вообще, королевский двор, где приветствовали поэтов — Гийома Машо, Гаса де ла Биня, Филиппа де Витри, самого великого Петрарку, вряд ли мог оставить королевского сына равнодушным к литературе и поэзии. Здесь же постоянно подвизались жонглёры и менестрели, развлекавшие гостей во время пиров и длинными зимними вечерами. У короля, королевы и дофина имелись собственные шуты, кроме того настоящий фурор вызвал подаренный королевской чете негр с шутливым именем Жан Белый.

Отец Жана Беррийского, Иоанн Добрый, был большим поклонником музыки и покровителем музыканта Филиппа де Витри. Ко двору Иоанна Доброго стягивались поэты и литераторы Гас де ла Бинь, Пьер Берсюир; известно, что Иоанн пытался привлечь во Францию Петрарку, изгнанного из Флоренции. Король также любил живопись, и заказывал художникам иллюстрации к рукописям. На службе у Иоанна Доброго состояли Жан Сюзанн, Жан де Вьярм, Жан де Люимартрт, Жан ле Нуар.

Первый биограф герцога Беррийского, Ла Томасьер, приписывает герцогу возведение или перестройку как минимум 17-ти дворцов и резиденций, также он восстановил замок в Пуатье. В остальных замках постоянно шли работы по ремонту и расширению.

К моменту смерти герцога Беррийского его библиотека насчитывала три сотни томов. По оценке специалистов, собрание книг Жана Беррийского хотя и уступало в объёме библиотеке Карла V (около тысячи томов), в художественном отношении не имело себе равных. Однако герцог интересовался не только иллюминированными манускриптами, но и их текстами: в его собрании было немало книг без миниатюр. Ныне его библиотека хранится в музее Шантийи. Собрание религиозных книг герцога было самым многочисленным и самым изысканным по оформлению, а сам он заслужил прозвище «король часословов»

Известно,что он был заказчиком шести часословов, выполненых в соответствии с его инструкциями: под его патронажем были созданы: Малый часослов (Petites Heures, Национальная библиотека, Париж), Брюссельский или Прекраснейший часослов (Tres Bellers Heures, Королевская библиотека в Брюсселе), Прекрасный часослов Богоматери (Tres Bellers Heures de Notre Dame), Большой часослов (Grandes Heures, Национальная библиотека, Париж), Прекрасный часослов (Bellers Heures, Метрополитен-музей, Нью-Йорк) и, наконец, самый знаменитый — Великолепный или Роскошный часослов. Художники, работавшие над созданием иллюминированных рукописей на протяжении многих лет, сменяли друг друга, совершенствуя своё мастерство и осваивая новые художественные течения. Требовательный вкус герцога и его неустанный поиск новых талантливых художников сделали значительный вклад в развитие изобразительного искусства той эпохи.

При его дворе трудились знаменитые архитекторы Ги (Guy de Dammartin) и Друэ де Даммартен (Drouet de Dammartin), великий скульптор Андре Боневё, художники братья Лимбурги, Жакмар де Эден, Жан Ле Нуар и т. д.

Стародубова — Братья Лимбурги — осилено

Мисс, Миллард, само собой — но его не найти. Нигде. Совсем. Никак.

Допы из виртуальной справки:

http://vhd.ksob.spb.ru — очень полезная штука для тех, кто таки делает сам, а не ищет в этих ваших интернетах.

Куклинова, Ирина Анатольевна. История музейного дела во Франции, XIU-XIX вв. : диссертация … кандидата культурол. наук : 24.00.03. — Санкт-Петербург, 1999. — 275 с. !

Казакова, Вера Викторовна. Частные собрания декоративно-прикладного искусства в контексте русской культуры : XVIII — первой половины XIX вв. : диссертация … кандидата искусствоведения : 17.00.04 / Казакова Вера Викторовна; [Место защиты: С.-Петерб. гос. художеств.-пром. акад.]. — Санкт-Петербург, 2009. — 200 с. : ил.

Грицкевич, Валентин Петрович. История музейного дела (до конца XVIII в.) : диссертация … доктора культурологических наук : 24.00.03 / Грицкевич Валентин Петрович; [Место защиты: Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств]. — Санкт-Петербург, 2003. — 396 с. +

Старикова, Ю. А. Музееведение : конспект лекций / Ю. А. Старикова. — Москва : Приор-издат, 2006 (Подольск (Моск. обл.) : Подольский филиал ЧПК). — 125 с. : ил.

Крылова, Юлия Петровна. Автор и общество в позднесредневековой Франции [Текст] = Auteur et societé en France au Moyen Age Tardif : «Книга поучений дочерям» Жоффруа де ла Тура Ландри / Ю. П. Крылова ; Ин-т всеобщей истории РАН. — Москва : Индрик, 2020. — 446 с., [8] л.

Юренева, Тамара Юрьевна. Художественные музеи Западной Европы. История и коллекции : учебное пособие для студентов гуманитарных специальностей высших учебных заведений / Т. Ю. Юренева ; Федеральное агентство по культуре и кинематографии, Российский ин-т культурологии. — Москва : Академический проект : Трикста, 2007. — 413, [1] с., [23] л. цв. ил., портр. : ил., портр.

Юренева, Тамара Юрьевна. Музей в мировой культуре / Т. Ю. Юренева. — М. : Рус. слово, 2003 (Вологда : ПФ Полиграфист). — 532 с. [XXXII] с. цв. ил. : ил., портр.

Казель, Раймон. Роскошный часослов герцога Беррийского = Les très riches heures / Раймон Казель, Иоханнес Ратхофер ; Введ. Умберто Эко ; [Пер. с нем.: К. А. Светляков] ; [Введ. — пер. с итал. Л. И. Таруашвили]. — М. : Белый город, [2004?]. — 248 с. : цв. ил.;

Золотова, Екатерина Юрьевна. Французская живопись ХV в. после Столетней войны : На пути от Средневековья к Новому времени : диссертация … доктора искусствоведения : 17.00.04. — Москва, 2000. — 280 с.

Казакова, Вера Викторовна. Частные собрания декоративно-прикладного искусства в контексте русской культуры : XVIII — первой половины XIX вв. : диссертация … кандидата искусствоведения : 17.00.04 / Казакова Вера Викторовна; [Место защиты: С.-Петерб. гос. художеств.-пром. акад.]. — Санкт-Петербург, 2009. — 200 с. : ил.

Ворошень, Вероника Алексеевна.»Девять доблестных мужей» и «Девять доблестных жен» в западноевропейском изобразительном искусстве XIV-XVI веков : диссертация … кандидата искусствоведения : 17.00.04 / Ворошень Вероника Алексеевна; [Место защиты: Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Ист. фак.]. — Москва, 2020. — 334 с.

Акимова, Татьяна Александровна. Светские темы и образы в искусстве позднего средневековья : XIV — первая половина XV века : диссертация … кандидата искусствоведения : 17.00.04. — Москва, 2005. — 268 с.

Трощинская, Александра Викторовна. Взаимодействие и синтез художественных моделей Востока и Запада в искусстве фарфора в России конца XVII — начала XIX веков : диссертация … доктора искусствоведения : 17.00.04 / Трощинская Александра Викторовна; [Место защиты: Московский государственный художественно-промышленный университет]. — Москва, 2009. — 336 с.

Полные тексты диссертаций доступны в локальной сети ЦГПБ им. В. В Маяковского (виртуальный читальный зал библиотеки).

Мусурок М. Л. Город внутри и вне стен. Анализ миниатюр братьев Лимбургов из часословов герцога Жана Беррийского // Актуальные проблемы теории и истории искусства. – 2020. — № 2. – С. 230-234 (Полный текст статьи доступен для скачивания после регистрации на сайте).

Меценат и его последователи

У всех на слуху такие слова, как меценат, меценатство. Многие понимают под этим словом – любую благотворительность. Но, наверное, это не совсем так.

В словаре Ожегова об этом сказано:
«меценат, -а, м. богатый покровитель наук и искусств; вообще тот, кто покровительствует какому-н. делу, начинанию».

Само же слово «меценат» образовано от фамилии богатого и благородного римского деятеля Гая Цильния Мецената, который прославился тем, что дружил с выдающимися поэтами своего времени, всячески помогал им, оказывал покровительство. И, как считают исследователи, оказал благотворное влияние на римскую литературу.

Гай Цильний Меценат родился между 74-64 годом до н.э. в богатой семье и по рождению принадлежал к сословию всадников. По материнской линии Меценат происходил из древнего этрусского рода Цильниев – Cilnii из знати города Арретия. Сейчас это город Ареццо в Центральной Италии. В этом же городе много позднее родился Петрарка.

Сведений о детских и юношеских годах Мецената, к сожалению, не сохранилось.
В письменных источниках его имя упоминается, начиная с битвы при Филиппах, тогда, считая Октавиана больше всех подходящим для управления страной, Меценат во время гражданской войны занял его сторону и стал верным другом и советником Октавиана, будущего императора Августа, коим и остался до конца жизни.

Несмотря на свою приближённость к императору и будучи убеждённым сторонником монархии, Меценат, по-видимому, был лишён амбициозных устремлений и не пожелал делать политическую или военную карьеру, он за всю жизнь ни разу не занимал, ни одной из государственных должностей. Хотя возможности у него для этого, судя по всему, были.

Известно, что по просьбе Августа Меценат выполнял для него важные политические и дипломатические миссии. Так он, находясь в числе послов, содействовал в 37 году до н.э. заключению тарентского соглашения между Августом и Марком Антонием.

На время своего отсутствия в Риме в 36-33 годах Октавиан оставлял за себя Мецената, в 31-29 годах до н.э. Октавиан оставил Рим на Мецената вместе с Марком Випсанием Агриппой, в котором Август видел своего приемника.

Во время войны с Секстом Помпеем Меценату дважды удалось не дать перерасти в восстание народным волнениям в Риме.

А после битвы при Акциуме он дал понять Эмилию Лепиду Мурену, что заговор против Августа, в котором он принимал участие, раскрыт.

Меценат выполнял и сугубо личные поручения императора, например, при заключении брака Августа со Скрибонией.

Принимая активное участие во всех делах Августа по устроению государства и упрочению власти, он открыто выражал свои взгляды, не пытаясь льстить императору. И надо признать, что нередко эти взгляды были прямо противоположными взглядам Августа.

Меценату удавалось делать императора более человечным, удерживая его от жестокости.

До нас дошли переданные Дионом Кассием (Dio Cass., 54, 6) слова: «Surge tandem, carnifex!» — «Да полно же тебе, мясник!», которые Меценат сказал Августу. И тем самым удержал императора от подписания многих смертных приговоров.

По-прежнему оставаясь другом Августа, Меценат предпочёл провести последние годы жизни в своём роскошном дворце, окружённом прекрасными садами на Эсквилинском холме.

В ходе проведённых археологами раскопок там было обнаружено множество художественных ценностей в виде произведений искусства, а на улице Мерулана и ныне стоит «зал Мецената».

Исследователи предполагают, что при жизни владельца «зал Мецената» был либо оранжереей, либо пиршественным залом.

Меценат, покровительствуя литераторам, создал кружок, в который одним из первых вошёл Вергилий. В 38 году до н.э. Вергилий вовлёк в кружок Горация. Позднее к ним присоединился автор элегий Проперций.

В кружке установилась доброжелательная атмосфера, которая связала поэтов надёжной искренней дружбой. В их отношениях не было места чрезмерному самомнению, зависти, интригам, высокое искусство было превыше всего. В этом немалая заслуга Мецената, который был не только искренним ценителем прекрасного, чутким критиком, но и заботливым другом.

В 33 году до н.э. Меценат подарил Горацию усадьбу в Сабинских горах.

Вергилию он оказывал помощь в тяжбе поэта с одним центурионом, отнявшим у него имение.

Кроме того Вергилий 10 лет писал свою «Энеиду», всё это время находясь на государственном обеспечении, явно при содействии Мецената. Интересно, что при этом Вергилий не желал показывать Августу ни единой строчки даже по настоятельной просьбе императора. И Августу пришлось ждать завершения произведения целых 10 лет.

Многие послания Горация, его оды, сатиры, эподы, как и Георгики Вергилия посвящены Меценату.

В свою очередь Меценат уговорил поэтов поддержать Октавиана и новое государственное устройство.

Все литераторы, в которых Меценат разглядел талант, оказались людьми не только талантливыми, но и благородными. Они никогда не скрывали своей благодарности патрицию и всегда тепло о нём отзывались.

И в своих произведениях воспели Мецената не только Вергилий и Гораций, но и другие поэты.

Меценат тяжело заболел и умер в 8 году до н.э. горько оплакиваемый друзьями, императором и римским народом.

Всё своё имущество, он завещал Августу. Ему же он поручил заботиться о Горации, но, увы, поэт пережил своего покровителя всего на два месяца.

Сам Меценат тоже занимался литературным творчеством, он писал и прозу, и стихи. Но так случилось, что до нас из всего написанного им, дошли только отдельные фрагменты о естественно исторических предметах.

И очень жаль, что этот великий человек, всю жизнь заботившийся о талантах Рима, не приложил усилий для сохранения собственных творений.

Был ли кто-то так же заботящийся о сохранении произведений искусства до Мецената, неизвестно. Но были люди во всех странах и во все времена, которые последовали его примеру.

В истории России есть свои великие меценаты, которые строили заводы, больницы, школы, приюты, железные дороги, создавали музеи, покровительствовали театрам.

Это братья Третьяковы, Голицыны, Бахрушины, Демидовы, П. И. Щукин, Сергей Строганов, Ф. П. Рябушинский, Морозовы, Гаврила Солодовников, Александр Штиглиц, Козьма Солдатенков, Юрий Нечаев-Мальцов, Савва Мамонтов и многие другие.

Без всех этих людей мы были бы беднее не столько в материальном, сколько в духовном плане. И было бы здорово, если бы об этих людях более подробно рассказывали в школах, институтах и вообще при любой возможности.

Ведь нам есть, чем гордиться и с кого брать пример.

И пусть в мире появится, как можно больше новых меценатов.

Кто положил начало меценатству?

Видите ли, первого из известных истории меценатов звали… Меценат. Таково было его имя — Гай Цильний Меценат (Gaius Cilnius Maecenas). Может, у искусства были и другие покровители, но именно он прославился на этом поприще настолько, что это имя впоследствии стало нарицательным и оформилось в понятие «меценатство».

Родился Меценат между 74−64 гг. до н.э. в богатой аристократической семье из привилегированного сословия всадников. Гордился своими этрусскими корнями (его род происходил из знати Арретия — нынешнего Ареццо, города в Центральной Италии, кстати, являющегося родиной Петрарки). Собственно, и имя Цильний он получил по матери, поскольку у этрусков так было принято.

Убежденный монархист, Гай Цильний рано вошел в ближайшее окружение Октавиана — будущего императора Августа. Полагая его наиболее близким к идеальному образу правителя, помогал вошествию на престол, всячески поддерживал, проявляя талант и энергию, помогал решать проблемы: мирил с Антонием, например, успокаивал народные волнения, препятствовал заговорам. Когда Август покидал Рим, то оставлял вместо себя Мецената (или одного, или в паре с Агриппой).

Фактически занимая позицию второго человека в государстве, будучи советником и поверенным императора, он никогда не имел никакой государственной должности. При этом не заискивал перед монархом и не скрывал свои взгляды, хоть бы они и отличались или вовсе противоречили намерениям последнего. В это трудно поверить, но дело было… в дружбе, которая оказалась настолько сильной и крепкой, что даже давала возможность Гаю Цильнию, не церемонясь, гасить вспышки августейшего гнева, к которым правитель был склонен.

Сохранилось, например, любопытное историческое свидетельство о том, как Меценат не дал Августу подписать смертные приговоры. Он остановил его словами: «Surge tandem, carnifex!» («Да полно же тебе, мясник!»). И даже после того, как по-родственному предупредил брата своей жены — участника заговора против власти, что тайный умысел раскрыт, Гай Цильний Меценат не лишился дружбы императора, хоть и был отстранен от участия в государственных делах.

У него был роскошный дворец на Эсквилинском холме, окруженный не менее роскошными садами. При раскопках руин Древнего Рима там найдено немало художественных ценностей, на улице Мерулана и по сию пору стоит «зал Мецената». Там он предавался удовольствиям, не скрывая своих эпикурейских пристрастий к наслаждениям: этот человек везде и во всем был искренен. С. В. Бакалович, «В приёмной Мецената», 1890 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Создав литературный кружок, Меценат сумел установить в нем доброжелательную атмосферу, послужившую основой дружбы участников. По их многочисленным свидетельствам, там не наблюдалось ни чрезмерного честолюбия, ни зависти, ни прочих низменных проявлений. В общем, союз был удивительный, редкостный для мира искусства. Но может быть, этот патриций обладал не только редким чутьем на дарования, что признавалось современниками, но и воспринимал их лишь в сочетании с высокой духовностью?!

А как Гай Цильний Меценат заботился о своих подопечных! Он их всячески поддерживал и защищал. Вергилию оказал помощь в тяжбе с одним центурионом, хлопотал о возвращении отнятого имения. Горацию подарил свое поместье… Кстати, о Вергилии. Он 10 лет писал свою «Энеиду», не показывая ни строчки даже по настоятельной просьбе Августа, и всё это время находился на государственном обеспечении. Без участия Мецената подобное было бы невозможно.

Надо сказать, литераторы, которых он собрал вокруг себя, оказались благодарными (что еще раз подтверждает характеристику атмосферы этого кружка), видимо, дух благородства, который отличал их благодетеля, был присущ и им самим. И Вергилий, и Гораций (и не только они) воспели Мецената в своих произведениях. А тот и сам сочинял (правда, был раскритикован в более поздние времена), но, увлеченный заботой о талантах Рима, не обеспечил сохранность собственных трудов, из коих сохранились лишь фрагменты. Ф. А. Бронников, «Гораций, читающий свои „Сатиры“ Меценату», 1863 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Умер Гай Цильний Меценат ровно в 8 году до н.э. Кончине предшествовала тяжелая болезнь. Его завещание предусматривало передачу всего имущества (а это было очень богатое состояние) Августу и содержало последнюю волю умершего: чтобы император взял на себя заботу о Горации (впрочем, Горацию на ту пору тоже оставалось жить всего два месяца).

А имя его живет и поныне, обозначая то, чем более всего прославился Меценат в жизни: покровительством талантам.

Рейтинг казино по размерам бонусов:
  • Казино РОКС
    Казино РОКС

    Лучшее казино по отдаче денег и бонусам!

  • Казино ФРЭШ
    Казино ФРЭШ

    Огромные бонусы и быстрый вывод выигрышей!

  • Казино СОЛ
    Казино СОЛ

    Бонус за регистрацию 30 000 руб, за каждое пополнение до 100 000!

  • Казино Пинап
    Казино Пинап

    Приятный интерфейс и мгновенные выплаты на карту!

Добавить комментарий
10 февраля 2020, 8:01